Кто такие русские? Мы – славяне

Генофонд Русской равнины един уже несколько тысячелетий, и его основу составляют индоевропейцы-славяне, вбирающие в себя часть финно-угров.

Мы должны опираться на то, что у нас есть и было. Мы должны опираться на русский народ. Это сложносоставляющее понятие – «русский народ». Вы сказали: «Русские, русские». Кто такие русские? Не было до IX века практически никаких русских. Русский народ складывался постепенно из многих этносов, прежде – славянских, но не только, из угро-финских и из других, и так далее,

– это высказывание Владимира Путина в дискуссии с кинорежиссером Александром Сокуровым на заседании Совета по правам человека многих переполошило.

Одним, либералам, не понравилось, что Путин собирается опираться на русский народ. Другим, обеспокоенным патриотам, почудилось, что президент сомневается в существовании русского народа и утверждает, что мы – сборная солянка из разных этносов. Второе подозрение, конечно, несправедливо. Президент говорил именно о том, что русские – есть. Но, как и всякий исторический народ, мы не выросли готовыми как грибы из земли, а исторически возникли. Как справедливо отмечено, произошло это именно к IX веку нашей эры, когда встречаются первые упоминания о русских в письменных источниках.

Сложносоставность русского народа не следует преувеличивать, мы гораздо более гомогенны, чем подавляющее большинство народов мира, но доказывает русская история и то, что мы весьма успешно интегрируем в свой состав представителей других этносов. Так было, так будет и впредь, и в этом обрусении иных племен нет ничего страшного. Напротив, это возможность для тысяч и миллионов людей подключиться к великой культуре и традиции. Стать русскими – это прекрасно.

Однако откуда же взялись русские? В последние месяцы я читаю в рамках «Открытых сцен» МХАТ им. Горького курс лекций «История русского самосознания» именно на эту тему. В этом курсе суммированы современные научные данные и результаты собственных исследований, и могу сказать, что представление Владимира Путина об этногенезе русских довольно точно, хотя и может быть расписано гораздо более подробно.

В своей основе русские – славянский этнос, а значит, представители великой индоевропейской семьи языков. Причем мы индоевропейцы не только по языку, но и по своему генетическому наследию. 52% обследованных великороссов имеют характерные именно для индоевропейских народов гаплогруппы (передаваемые от отца к сыну сцепленные между собой группы генов) R1. 46% – гаплогруппу R1a, характерную для восточного ареала индоевропейцев, 6% – гаплогруппу R1b, характерную для западного ареала.

У славян среди русских (под которыми в данном случае я понимаю и великороссов, и малороссов, и белорусов) и поляков гаплогруппа R1a абсолютно доминирует. Это говорит о том, что основная часть русского населения – потомки древних восточных индоевропейцев, иногда в популярной литературе именуемых также «ариями», которые обитали на пространстве Восточной Европы, Урала, Западной Сибири, а потом спустились до Ирана и Индии (у бенгальских брахманов значение признака достигает 67%).

О том же говорят и данные лингвистики – славянские языки относятся к восточной, «сатемной» группе индоевропейских языков, то есть у наших предков древнее слово, означающее «100», звучало как satem, и превратилось в «сотню», в то время как у «кентумной» западной группы индоевропейцев оно звучало как centum, отсюда «центнер», «цент» и т.д.

То же подтверждают и данные археологии. Славяне, по всей видимости, являются потомками индоевропейцев, заселявших в медном и бронзовом веках восток и центр Европы и принадлежавших к археологической культуре – точнее группе культур – «боевых топоров» (другое название: «шнуровой керамики»), существовавшей на рубеже III и II тысячелетий до нашей эры. Эти люди, создавшие, в частности, фатьяновскую арзеологическую культуру в Поволжье, сеяли хлеб, пили очень много молока (одно из исторических преимуществ индоевропейцев и финнов – отличная усвояемость молока во взрослом возрасте), изготовляли великолепные полированные каменные топоры.

Часть этого древнего индоевропейского населения благополучно дожила до наших дней, сохранив индоевропейскую идентичность, как русские, часть была тюркизирована по языку и культуре, как киргизы или казанские татары.  Настоящий шок у татарских националистов вызвал тот факт, что русофобская пословица «поскреби русского – найдешь татарина» в генетике подтвердилась с точностью до наоборот. «Поскребли» (генетический анализ обычно берётся соскобом с нёба) казанских татар и оказалось, что до 22% популяции – потомки индоевропейцев, носители той же гаплогруппы R1a, что и славяне, еще 12% имеют финно-угорское наследие, а вот «монгольские» генетические корни исчезающе малы.

Итак, в своей основе мы – индоевропейцы, кто-то может с правом добавить «арии». Из общего индоевропейского континуума Европы, роднящего нас с балтийскими народами – литвой и латышами, славяне выделились, по данным лингвистов, в I тысячелетии до нашей эры. Хотя археологи пока не нашли археологических культур, которые можно с железной уверенностью сопоставить с праславянами (чаще всего на это звание претендуют поморская и зарубинецкая культуры, но здесь идут дискуссии). Есть основания полагать, что праславян соседи именовали «венедами», однако сами себя наши предки так, по всей видимости, не называли.

Первой археологической культурой, которую мы достаточно убедительно можем назвать славянской, была киевская археологическая культура (такую не совсем соответствующую правилам археологического именования маркировку ей присвоили в СССР по настоянию археологов Украины), существовавшая во II-V веках в соседстве и вражде к северу с причерноморской державой готов. От праславян этой культуры сохранились великолепные украшения-эмали, которые находятся в больших количествах на Украине и на юге России и безжалостно, увы, расхищаются «черными археологами». Эти эмали делались так: закупали импортное римское стекло, толкли, смешивали с краской, расплавляли и заливали в гнезда бронзовых украшений. В этих невероятно красочных геометрических игрушках мы можем увидеть самое начало славянской души.

В конце IV века нашей эры на готов обрушилась степная гроза – безжалостные гунны. Они уничтожили готскую державу, тем самым открыв славянам пространство для расселения. Часть славян ушла вслед за гуннами в центральную Европу, другие, напротив, «забились» вглубь полесских болот. Именно там родился тот этнос, который начал называть себя «славянами» в узком смысле слова (в византийских источниках его именовали «склавины»). Он был носителем пражско-корчаковской археологической культуры, в которой, по сравнению с предшествующими этапами, произошел ряд поистине революционных изменений в отношениях с внешним миром.

Именно в это время славяне ввели в употребление печку-каменку. Пусть неказистая и топившая «по-черному», она позволила обогревать землянки и дома, в которых они жили, тем самым распространяясь далеко на Север. Славяне освоили и культуру ржи, которая позволяла вести высокопродуктивное хозяйство в умеренно-высоких широтах. Поэтому поселки славян-земледельцев начали надвигаться на северную часть Восточноевропейской равнины, где до того момента жили только балты и финно-угры. Славяне проникали, селились рядом, как правило, в поймах рек, создавали хозяйственную модель, которая давала им экономическое и демографическое преимущество, и потому вскоре соседи славянизировались.

Процесс славянизации финно-угорского населения продолжается до сих пор, и потому среди великороссов 23% мужчин имеют маркирующую это наследие гаплогруппу N1С (в том числе и автор этих строк), причем среди северной группы русских число обладателей N1С даже чуть выше (35%), чем обладателей индоевропейской R1a (34%). При этом никаких «швов» между обладателями той и другой генетической группы не обнаруживается: и те, и другие – русские по языку и самосознанию, у кого в XII веке предок был славянин-вятич, а у кого мерянин или чудь – не разберёшь. А это значит, что процесс обрусения может и должен продолжаться и дальше, все финно-угорские народы России должны получить возможность стать русскими, и препятствовать этому не надо.

Еще одной удивительной чертой славян на «пражско-корчаковском» этапе был крайний аскетизм их культуры. Она была чрезвычайно бедной по сравнению с соседскими и по сравнению даже с киевской. Однако внешних наблюдателей славяне поражали своей исключительной многочисленностью. Возникает ощущение, что вместо побрякушек и роскошных погребений с оружием славяне вкладывались в детей.

Это оказалась стратегия демографической победы. В V-VI веке славянский поток буквально затопил Европу. На Севере славяне занимали места ушедших в эпоху Великого Переселения Народов германцев, на Юге – обрушились на Византию, сперва грабили её, потом прорвали границы и заселили всю европейскую часть империи. В одних местах позднее возникнут славянские державы – Болгария, Сербия, Хорватия, в других – славяне в итоге эллинизировались, как в Греции. Разумеется, в состав славян вошла и значительная часть древнебалканского населения, и потому до сих пор в русском генофонде 10% великороссов имеют балканскую гаплогруппу I2, а среди белорусов (17%) и малороссов (20%) доля мужчин с древними балканскими корнями еще выше. Как они оказались на территории Русской равнины, скажем чуть дальше.

В конце VI века на славян обрушилась новая волна завоевателей-степняков – авары. Этот народ из глубин Азии запомнился славянам как угнетатели (вспомним летописные рассказы о том, как обры ездили на повозках, запрягая в них женщин славянского племени дулебов), но и сыграл большую роль в их политическом развитии. Под военным руководством аварских каганов дунайские славяне не раз ходили воевать на территорию Византии, пытались взять Фессалонику, подходили к самому Константинополю (в 626 году столица Империи оказалась под двойным ударом славян-аваров и персов и устояла только чудом Богородицы, в честь которого был написан Великий Акафист). Славяне в этой борьбе настолько развивались, что в рассказе об осаде Фессалоники фигурирует даже славянский инженер, строивший штурмовые машины.

Именно к этому времени относится формирование славянской политической терминологии. Наши предки привыкли называть верховного военного предводителя, главу великой державы, «каганом». Так же как жители Западной Европы привыкли называть верховных владык «королями» – то есть Карлами. А позднее во многих странах распространится титул «царь», «кайзер» – то есть Цезарь. «Каган», правда, не было именем собственным, это был титул предводителя авар, который вел славян за добычей и славой. Именно поэтому позднее каганами будут себя именовать Киевские великие князья, например, в «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона (1051 год) так будут названы Владимир Святой и Ярослав Мудрый. А вот «Хазарский каганат» при появлении на Руси этого титула был абсолютно ни при чём.

Кроме того, вероятно, именно от авар славяне усвоили такое важное новшество, как лошадиная упряжь, позволявшее впрячь лошадь в плуг. До того все пахали на быках и волах. И лошадиная пахота снова предоставила славянам конкурентное преимущество при распашке земель Восточной Европы, в том числе и далеко на Севере.

Сожительство славян с аварами-обрами приятным не назовёшь, против кочевников неоднократно поднимались восстания, в результате одного из которых сложилась первая в истории славянская держава, созданная бывшим купцом Само (приблизительно 623-658). В конечном счете «Повесть временных лет» оставила нам удовлетворённое «погибоша аки обре». Однако в течение столетий дунайские славяне прожили в составе достаточно богатой и развитой военной державы, граничившей с Византией, неуклонно возрастал их культурный уровень…

Итак, в своей основе русские – это славяне, индоевропейцы, не совсем не верно будет даже сказать «арийцы», коль скоро мы относимся к восточной ветви индоевропейских народов. А вот немцы относятся к западной, и потому претензии нацистов на арийство были смехотворны. Эта идентичность, принимая в себя другие некоторые соседние этносы, балканские и уральские, прошла через тысячелетия. В целом генофонд Русской равнины на удивление устойчив вот уже несколько тысячелетий (см. работу О.П. и Е.В. Балановских «Русский генофонд на Русской равнине»).

Но, разумеется, мало быть просто генетически родственной или лингвистической группой, необходим определённый поворот хода истории, чтобы из племён, пусть и говорящих на близких языках и похожих друг на друга, возникли государство и нация. Это и произошло в VIII-IX веках в результате весьма специфичного хода развития экономических обменов в Европе, вызванного арабским нашествием.

Поговорим об этом в следующий раз.

 

ЦарьградТВ