Сопредседатель ГИ «Союз» С.Н. Бабурин о Конституционном акте Союзного государства. Часть 1.

В 2019 г. исполняется 20 лет Договору о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года (далее – Договор), вступившему в силу 26 января 2000 г. и ставшему важной вехой интеграции Республики Беларусь и Российской Федерации. В том же 2000 г. намечалось избрать Парламент Союзного государства, которому в соответствии о ст. 62 Договора надлежит одобрить и через президентов государств-участников и национальные парламенты вынести на референдумы народов двух суверенных государств Конституционный Акт Союзного государства. Весь интеграционный процесс предполагалось завершить к 2005 г.

Оформленные взаимными международно-правовыми обязательствами намерения остались не реализованными. Хотя с января 2000 года и стали собираться на свои заседания Высший Государственный Совет и Совет Министров Союзного государства, приступил к работе Постоянный комитет Союзного государства. Но ни Парламента, ни Счетной палаты, ни многих других органов власти Союзного государства до сих пор нет. Парламентское Собрание Союза Беларуси и России, как это и предусмотрено ч. 4 ст. 70 Договора, стало временно исполнять обязанности Союзного парламента. Исполняет их уже 20 лет. Хотя правильнее говорить о запланированной структуре органов управления Союзным государством[1], находятся ученые, которые пытаются анализировать механизмы российско-белорусской виртуальной государственности как реальность[2], считая нормой, что Союзное государство остается ординарным добрососедством двух стран. Политическая неопределенность в таких вопросах фатальна, ибо предметом регулирования конституционного права являются именно политические отношения[3], и невозможно отделить юридические проблемы становления Союзного государства от политических.

Отдельные исследователи Союзного государства воспринимают его как конфедерацию, при которой образующие его государства полностью сохраняют свою независимость, имеют собственные органы государственной власти и управления[4], либо просто отмечают юридическую невозможность создания межгосударственного объединения в рамках подписанного в 1999 г. Договора[5]. Но де-факто они рассматриваю не Союзное государство, а остаточно существующий Союз Беларуси и России, традиционно воспринимая государство как исторически преходящую официально признанную в данном обществе, освященную (закрепленную) правом национально-территориальную систему власти[6].

Жизнь не терпит промедления. В 1996-1999 гг. объединение Беларуси и России и народам, и политикам представлялось делом неизбежным и простым, ныне в обоих государствах подогревают скептицизм усилившиеся противники интеграции. Особенно острая ситуация складывается в Белоруссии. Русофобия, умолкнувшая было к середине 90-х гг., возродилась и нарастает. Вплоть до отрицания общей истории и очернения совместной жизни. Легендарный русский генералиссимус А.В. Суворов, например, объявляется ординарным карателем, белорусов призывают “поклоняться своим, а не чужим героям”[7], а легендарный белорусский государственный деятель советского периода П.М. Машеров изображается прорусским “воплощением мифа о коммунистах”[8]. За правду истории выдается утверждение, что “в результате трех разделов Речи Посполитой народ Беларуси вновь оказался в другой стране – в составе Российской империи”[9], а за правду жизни – то, что современная Беларусь “больше походит на падчерицу России-матушки”[10].

И хотя мировой тенденцией остается развитие государств в направлении федерализации как наиболее перспективой формы государственного устройства[11], противники российско-белорусской интеграции правы в их злорадстве, что за минувшие 20 лет «выросло новое поколение, и магия ностальгии по Союзу рассеивается»[12]. Тем более, что границы и временные горизонты любого государства не зафиксированы раз и навсегда, что по мере их трансформации, подчеркивает Б.Джессоп, они оказывают влияние на политические процессы и возможности государств[13].

Если говорить не о прошлом, а о настоящем и будущем, то вопрос не только в отсутствии многих государственных органов Союзного государства[14]. Проблема в том, что люди, живущие и в Республике Беларусь, и в Российской Федерации не почувствовали никаких улучшений своей жизни от политической суеты с созданием Союзного государства и устают ждать позитивных перемен. Падение товарооборота и фиаско промышленной интеграции в целом снизили доверие к Союзному государству. Более того, имитация интеграции создала угрозу деградации большими темпами, чем ход реализации интеграционных проектов[15].

Случай, когда конструирование объединенного государства противоестественно, что заставляет предполагать отсутствие самой всенародно поддержанной идеи единения[16], явно не относится к Беларуси и России. Стремление жить вместе в едином государстве, уже имеющее опыт успешной реализации на протяжении нескольких веков, основывается не только на социально-экономических интересах и политико-правовой традиции, но и на социокультурных ценностях, не отчужденных от граждан, а принимаемых ими и составляющих внутренний смысл их собственной деятельности[17].

Смысл функционирования и существования любой власти – в том, чтобы людям создавать стабильную, нормальную, безопасную и прогнозируемую на улучшение жизнь, подчеркнул недавно Президент Российской Федерации В.В. Путин[18]. И создание российско-белорусского Союзного государства решает именно эти задачи для народов двух государств.

Почему реинтеграция постсоветского пространства идёт в столь замедленном темпе, а граждане двух государств считают себя обманутыми? Что делать? И какое место занимает в заботе о благе граждан Союзного государства Конституционный акт?

Политически стремление народов к воссоединению должно оформляться политической волей национальных элит. Прав белорус С.А. Шиптенко в утверждении, что Союзное государство Белоруссии и России погубит безответственность, и даже Евразийский экономический союз возник «как реакция на ступор экономической интеграции в рамках Союзного государства»[19]. Важнейшим шагом в юридическом устранении препятствий  объединению и формированию государственно-правовых механизмов новой государственной общности призвано стать вступление в силу Конституционного Акта Союзного государства.

Главная задача Конституционного акта – учредительная. Только с его официального одобрения на референдумах, только после внесения изменений в обе национальные конституции и закрепления над ними верховенства Конституционного Акта, и родится юридически новый субъект международного права – российско-белорусское Союзное государство. В правовом отношении ошибочно считать Договор 1999 года учредительным[20], что приводит к рассмотрению Союзного государства международным региональным объединением, а то и очередной после Сообщества и Союза Беларуси и России конфедерацией[21]. Договор лишь зафиксировал намерения сторон, провозгласил начало объединительных усилий. Он объективно не может быть стартом формирования союзного конституционного права как основы и иных отраслей системы права, с которой только и должно начинаться формирование нового права[22]. Более того, само наличие ст. 71 Договора, закрепляющей необходимость регистрации Договора о создании Союзного государства в ООН, свидетельствует о его международно-правовом характере.

Аналогия с Договором об образовании СССР 1922 г. уместна, тем важнее вспомнить, что и Договор 1922 г. провозгласил намерение, а конституирование Советского Союза произошло только в 1924 г. с принятием Конституции СССР, в которую Договор 1922 г. был включен с существенными модификациями[23]. Если считать 1999 г. моментом рождения Союзного государства, то печально, что ребенка до сих пор не вынесли из родильной палаты и ему до сих пор не выписано свидетельство о рождении.

Только Конституционный Акт может начать формирование союзных конституционно-правовых отношений, станет главным источником и союзного конституционного права, и конституционного права субъектов Союзного государства[24].

Сергей Бабурин, сопредседатель Гражданской инициативы «Союз»

[1] Интеграционное право: учебник.  / В.В. Блажеев, С.Ю. Кашкин, П.А. Калиниченко и др.; отв. ред. С.Ю. Кашкин. М., 2017. – С. 363.

[2] Право Союзного государства Беларуси и России: учебник: в 2 т. / отв. ред. Р.А. Курбанов. Т. 1. М., 2018. С. 8, 15-17.

[3] Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник. М., 2012. С. 9.

[4] Байрамов Ф.Д. оглы. Соотношение функций государства и региональных межгосударственных объединений (современные теоретико-правовые проблемы): Монография. М., 2004. С.143.

[5] Вишняков В.Г. О соотношении норм международного и конституционного права (на примере Белоруссии и России) // Журнал российского права. – 2002. №. 9.

[6] Лазарев В.В. Поиск государства (научно-публицистическое эссе) // Избранные труды. В 3 т. Т. III: Из истории политической мысли.  М., 2010. С. 380.

[7] Калюта А., Анищенко Е. Александр Суворов: для России – герой, для Беларуси – каратель // Деды: дайджест публикаций о беларуской истории. Вып. 12 / Сост., науч. редактирование А.Е. Тараса. Мн.: Харвест, 2013. С. 45-65.

[8] Легенда о Машерове // Деды: дайджест публикаций о беларуской истории. Вып. 13 / Сост., науч. редактирование А.Е. Тараса. Мн., 2014. С. 184-192.

[9] Чернявская Ю. Долгий путь к себе // Деды: дайджест публикаций о беларуской истории. Вып. 1-5 / Сост., науч. редактирование А.Е. Тараса. Мн., 2013. С. 310.

[10] Провалинская Н. Пассионарии не спасовали // Деды: дайджест публикаций о беларуской истории. Вып. 13 / Сост., науч. редактирование А.Е. Тараса. Мн., 2014. С. 296.

[11] Малько А.В., Гуляков А.Д., Саломатин А.Ю. Федерализм в историко-государствоведческом измерении // Государство и право. 2018. № 12.  С. 116.

[12] Провалинская Н. Указ. соч. С. 296.

[13] Джессоп Б. Государство: прошлое, настоящее и будущее / пер. с англ.  М., 2019. – С. 109.

[14] См.: Забейворота А.И. Интеграционное право в Союзном государстве // Национальные интересы. 2002. № 4. С. 26-28; Михалева Н.А. Правовые проблемы создания Союзного государства России и Беларуси // Государство и право. 2002. № 6. С. 14-21; Долголёв В.Б. Интеграция Беларуси и России – результаты, опыт, перспективы // Национальные интересы. 2006. № 2. С. 23-27; Антоненко А.П. Проблемы реализации договора о создании Союзного государства // Вестник РГТЭУ. 2007. № 1. С. 124-128 и др.

[15] Шиптенко С.А. Тупики экономической интеграции Союзного государства // Университетский вестник (Смоленск).  2016. № 1. Специальный выпуск: «Цивилизационные основы государственности России и Белоруссии». – С. 177.

[16] Никиш Э. Империя без идеи // Политические сочинения / Пер. с нем. СПб., 2011. С. 144-154.

[17] Костенко В.И. Российское государство и право в системе политической культуры. Омск, 2008. С. 74.

[18] Путин В.В. Интервью газете The Financial Times [электронный ресурс] // URL:   https://0,www.kremlin.ru/events/president/news/60836   (дата обращения 30.06.2019).

[19] Шиптенко С.А. Тупики экономической интеграции Союзного государства – С. 170.

[20] Шабайлов В.И. Союзное государство Беларуси и России как форма ассоциированной федерации // Право в современном белорусском обществе. Сборник научных трудов. Вып. 3. Под ред. В.И. Семенова. Минск, 2008.  С. 6.; Право Союзного государства Беларуси и России. Т. 1. С. 145.

[21] Право Союзного государства Беларуси и России. Т. 1. С. 70, 144-145.

[22] Василевич Г.А. Конституционное право Республики Беларусь: учебник. Минск,  2016.  С. 6, 7.

[23] Подробнее см.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. Т. 2. М., 2005. С. 28-42; см. также: Ившина И.Н. Создание федеративного государства: сравнительно-правовое исследование. М., 2014. – С. 58-95, 147-168.

[24] Василевич Г.А. Указ. соч. С. 14-28.