Скидель-1939: три дня свободы. Часть 4

Сопротивление

Понятное дело, что подобное скотское отношение порождало противодействие. Белорусы – гордые и знающие себе цену люди, они не мирятся с тем, когда над ними издеваются. Основную функцию по организации сопротивления взяла на себя Коммунистическая партия Западной Беларуси (далее КПЗБ), существовавшая в 1923-38 годах.

Организована партия была в Вильно. Год спустя появился Коммунистический союз молодёжи Западной Белоруссии (КСМЗБ) во главе с Верой Хоружей. Основными задачами партии были осуществление социалистической революции в Польше, право на самоопределение для Западной Белоруссии, объединение всех белорусских земель в единую Белорусскую советскую республику, ликвидацию помещичьего землевладения и передачу земли крестьянам без выкупа. Другим видным игроком на политическом поле была Белорусская партия социалистов-революционеров (БПСР), из чьего левого крыла выделилась Белорусская революционная организация (БРО), в конце 1923-го влившаяся в КПЗБ.

Начало 1920-х было самым «горячим» для КПЗБ. Тогда в Западной Беларуси действовало мощное партизанское движение, направленное против польских властей. Партизаны громили полицейские помещичьи имения, осадницкие хутора. К 1923 году общая численность партизан составила около 6 тысяч. В числе наиболее известных руководителей партизанских отрядов и групп были Кирилл Орловский, Станислав Ваупшасов, Василий Корж, Александр Рабцевич, Филипп Яблонский.

В сущности, это была настоящая необъявленная советско-польская война, продолжение «официальной» войны 1919-20 годов. Так, в августе 1922 года в Мядельской гмине, партизаны из засады расстреляли коменданта отряда конной полиции, а в сентябре напали на отряд полиции около станции Замирье. В октябре 1922 года отряд напал на полицейский участок около Пружан, убив при этом шестерых полицейских. Одновременно был взорван железнодорожный мост на перегоне Мосты-Гродно. В декабре 1922 года партизаны напали и разграбили имение Бжевишки, Свенцянского повета. Скот и инвентарь при этом раздавался местным крестьянам.

В ночь с 3 на 4 августа 1924 года партизанский отряд численностью около ста человек ворвался в город Столбцы, уничтожил полицейский участок и железнодорожный вокзал. В сентябре того же года партизанский отряд остановил поезд Пинск-Лунинец, в котором находились Полесский воевода Станислав Довнарович, сенатор Болеслав Выслоуха, епископ Зыгмунт Лозиньский и сопровождавшие их лица. Партизаны завладели крупной суммой, перевозившейся в поезде…

На это польское правительство ответило жесткими репрессиями – в ряде восточных воеводств было объявлено чрезвычайное положение, а также введены военно-полевые суды. Лица, задержанные с оружием в руках, приговаривались к расстрелу. В 1925 году только в Новогрудском воеводстве было арестовано 1400 партизан и их пособников. Было принято решение о создании пограничного корпуса (Корпус Охраны Пограничья, КОП), который надежно прикрыл бы польскую границу… Все это привело к тому, что в итоге КПЗБ отказалась от тактики партизанской борьбы, перейдя к борьбе легальной.

В ноябре 1922 года в Польше состоялись парламентские выборы. Блок национальных меньшинств (БНМ, Blok Mniejszości Narodowych) получил на них 87 мест в Сейме и 25 мест в Сенате, став второй по количеству мест политической партией после Народно-национального союза (Związek Ludowo-Narodowy). В составе БНМ в Сейм и Сенат прошли соответственно 11 и 3 депутата-белоруса, создавшие в Сейме свою фракцию — Белорусский посольский клуб (БПК). В июне 1925 года левая фракция БПК, и в её числе стала инициатором создания Белорусской крестьянско-рабочей громады. Громада в короткий срок выросла в самую крупную революционно-демократическую организацию в Европе. Насчитывая, по различным оценкам, от 100 до 150 тысяч членов, она к началу 1927 года фактически установила контроль над многими районами края. КПЗБ играла одну из ведущих ролей в Громаде — центральный орган Громады, газету «Беларуская ніва» фактически редактировал член КПЗБ Янка Бобрович. Принятая в мае 1926 года программа Громады требовала конфискации помещичьих земель и раздела их между безземельными крестьянами, создания рабоче-крестьянского правительства и установления демократических свобод, самоопределения Западной Беларуси – т.е. фактически повторяла программу КПЗБ. Однако и этот период продолжался недолго. В ночь с 14 на 15 января 1927 года начались массовые обыски и аресты. Без согласия сейма были арестованы руководители Громады, и 21 марта ее деятельность была запрещена.

В декабре 1927-го КПЗБ начала подготовку к выборам в сейм, и в итоге 4 марта 1928-го депутатами стали пять человек — И. С. Дворчанин, И. Е. Гаврилик, Ф. И. Волынец, И. Н. Грецкий, А. Стаганович (в феврале 1929 его заменил П. С. Кринчик). Созданный ими белорусский посольский клуб «Змаганьне» через год основал местные секретариаты почти во всех уездах Польши и продолжил политику Громады. Депутаты «Змаганьня», выступая в сейме, критиковали внутреннюю и внешнюю политику польского правительства, требовали освобождения политических заключённых, самоопределения Западной Белоруссии. Депутаты требовали передачи крестьянам земли без выкупа, для рабочих 8-часового рабочего дня, обучения на белорусском языке. Выпускались собственные СМИ ― «Змаганьне», «Світанне», «На варце», «Голас працы» и др. В газетах публиковались информация о жизни в БССР, публицистические и научно-популярные очерки. Но 30 августа 1930 года депутаты фракции были арестованы, а 50 секретариатов – ликвидированы. В 1931 году в Вильно руководители «Змаганьня» Волынец, Гаврилик, Грецкий, Дворчанин и Кринчик были приговорены к 8 годам тюрьмы каждый.

Таким образом, к началу 1930-х западнобелорусские коммунисты и комсомольцы были разгромлены на нелегальном фронте борьбы и вытеснены из легального. Реализоваться в условиях «санации» — режима «морального оздоровления» Польши, установленного маршалом Юзефом Пилсудским в 1926 году, — было нереально. Все, что ждало белорусского активиста в эти годы – концлагерь в Берёзе либо тюрьма. И все-таки это не сломило патриотов, мечтавших о лучшей доле для своего народа.

С начала 1930-х КПЗБ продолжала действовать в условиях глубокого подполья. На свободе оставались примерно 4000 ее членов, а 3000 находились в заключении. Жестокий террор властей не сломил западнобелорусских коммунистов, они продолжали оставаться важным фактором политики. Так, на всю страну в 1936 году прогремели выстрелы 23-летнего Сергея Притыцкого в Виленском суде – он стрелял в провокатора. Время от времени устраивались политические акции. Так, коммунист Александр Липницкий вывесил красный флаг на шпиле Задзевского костёла, а коммунист Иван Жук укрепил красный флаг около участка Поставской полиции. На флаге было написано: «Долой полицию, да здравствует милиция».

Даже польская пресса тех лет признавала, что коммунистические идеи пользуются на «крэсах Всходних» большим успехом. Так, газета «Слово» 3 октября 1932 г. отмечала: «Территория Новогрудского воеводства является территорией борьбы с большевизмом. Их ячейки проникают в Белорусские организации, в обычные деревни, в слабые еврейские профсоюзы в местечках». А газета «Зеленый штандар» в январе 1933 г. писала, что «население Молодечненского, Вилейского и Дисненского поветов в значительной степени находится под влиянием коммунистов».

Сейчас широко распространена точка зрения, что КПЗБ была полностью «московским» проектом, своего рода боевым филиалом ВКП(б), призванным вносить в мирную жизнь Польши смуту и хаос. Отчасти так и было, особенно в начале 1920-х годов, когда делалась ставка на «активизм», т.е. на откровенные боевые действия. Но называть КПЗБ марионетками Кремля – глубоко неверно. Партия действовала исходя из тех условий, в которых существовала, и искренне боролась за улучшение условий белорусов в Польше. Более того, в 1936-м КПЗБ заключила договор о совместных действиях с белорусскими христианскими демократами – вряд ли такой шаг был сделан с санкции Москвы.

Только в 1937 году в рядах КПЗБ наступил глубокий кризис. Причина была проста – как и другие коммунистические партии, КПЗБ подчинялась наднациональному органу, Коминтерну. А в августе 1938-го Коминтерн принял решение о роспуске Коммунистических партий Польши, Западной Беларуси и Западной Украины. Коммунисты и комсомольцы, и без того находившиеся в подполье, оказались в крайне сложном положении. Ивана Быля из деревни Залесяны, Константина Губаревича из Кошубинцев, Николая Будило из Богуденки и многих других заточили в концлагерь Берёза-Картузская. Но духом местные коммунисты не пали. И лучше всего это показывают события Скидельского восстания…

Вячеслав Бондаренко