Сын просит дать отцу «по максимуму». Семейного агрессора из Лунинца судят за убийство жены, ее брата и тещи

3 сентября в Бресте начался суд над жителем Лунинца, который обвиняется в тройном убийстве. По версии обвинения, 8 марта он застрелил из ружья тещу, жену и ее брата.

В тройном убийстве обвиняется 67-летний Василий. За несколько дней до трагедии он поссорился с 56-летней женой Галиной. Женщина ушла из их квартиры в Лунинце и уехала к маме Екатерине Григорьевне в деревню Озерница Лунинецкого района. 8 марта за ней приехал обвиняемый. Между ним и родственниками супруги произошел конфликт — и Василий открыл стрельбу. Пожилая хозяйка дома погибла после первого выстрела, Галина и ее брат Михаил выбежали из дома на улицу. Обвиняемый погнался за ними и стал стрелять во дворе дома. Галина умерла от не менее чем двух огнестрельных ранений, ее брат — от четырех. После этого мужчина выстрелил из ружья себе в голову. И выжил.

Стрелка сначала отвезли в Лунинецкую ЦРБ, а на следующий день перевезли в военный госпиталь в Минске. Долгое время он находился под наблюдением врачей. На первом судебном заседании Василий сетовал на здоровье и просил участников процесса говорить громче, ссылаясь на проблемы со слухом после перенесенных болезней и операций.

«Убил самых близких мне людей»

Василий — пенсионер. В свое время он работал в рыбнадзоре, потом мастером на заводе, перед пенсией трудился забойщиком на одном из мясоперерабатывающих предприятий Лунинца. Ранее к уголовной ответственности не привлекался, разрешения на хранение оружия не имел.

Как рассказала в суде потерпевшая дочь убитой Екатерины Григорьевны Наталья, в семье ее сестры Галины и Василия отношения были натянутые: обвиняемый, мол, регулярно «поднимал руку» на жену. Галина раньше трудилась на заводе, а потом устроилась в кулинарию, занималась выпечкой. Супруги жили в Лунинце, вместе вырастили двоих сыновей.

— Он сестру постоянно унижал и оскорблял. Она потом звонила нам и обо всем рассказывала, — вспоминает в суде Наталья.

— Что рассказывала? — уточнила гособвинитель.

— Что даже помаду без его ведома не могла купить, что поднимал на нее руку, избивал.

— Милицию вызывала? — спросила у потерпевшей прокурор.

— Нет. Она боялась. Он ее так запугал… Расписки писал (что не будет поднимать на супругу руку. — Прим.).

По словам Натальи, сестра уехала от обвиняемого к матери в начале марта после очередной ссоры. 6 марта Василий приехал в Озерницу, чтобы встретиться и поговорить с Галиной. Однако в тот день к Екатерине Григорьевне приехали внуки, чтобы поздравить с наступающим 8 Марта, поэтому разговора у обвиняемого с женой не получилось.

На вопрос судьи, какое, по ее мнению, следует назначить наказание Василию, Наталья ответила:

— Самое строгое. Он убил самых близких мне людей. Никого нет у меня теперь. Без всякой жалости их уничтожил — и его нужно без всякой жалости уничтожить.

«По максимуму так по максимуму»

Двое совершеннолетних сыновей Галины и Василия в суде выступают потерпевшими. Последние 10 лет они жили отдельно от родителей. Оба сообщили суду, что отношения у мамы с папой были напряженные, и подтвердили, что отец раньше поднимал на мать руку. В день трагедии Василий позвонил на телефон жене сына Сергея. Он сказал невестке, что все надоело — и он собирается свести счеты с жизнью. Сын с супругой в то время были в гостях у тещи в Кожан-Городке. После этого звонка Сергей сел в машину и поехал в Лунинец к родителям. Там никого не было — и он стал объезжать ближайшие водоемы. На звонки сына и его жены Василий не отвечал. Позже женщина смогла дозвониться до свекра.

— Отец поднял трубку и сказал: «Я всех убил», — рассказал в суде Сергей.

Сын обвиняемого Юрий просит суд назначить отцу «по максимуму».

— По максимуму я заработал у тебя? — обиженно спрашивает сына Василий.

— По максимуму, — подтвердил Юрий.

— По максимуму так по максимуму, — вздохнул обвиняемый.

«Я не соображал, что делал»
Обвиняемый в суде отвечает на вопросы путано. Он подчеркивает, что руку на супругу не поднимал, а конфликт в семье был не из-за его поведения, а из-за того, что после перенесенной болезни за ним нужен был постоянный уход — а жена якобы устала и уехала к матери в деревню.

Свою вину в убийстве трех человек он признал полностью. На вопрос сына, зачем он это сделал, Василий пояснил, что «не хотел» никого лишать жизни:

— Клянусь. Но открыл двери, а там теща выглядывала. Она сказала: «О, пришел п… ла, Миша (обращение к сыну Екатерины Григорьевны), возьми полено и прогони его». Он взял полено и мне по голове дал. Я не соображал, что делал. <…> Грохнул ее и себя грохнул… Да не до конца. Меня заклинило.

Мужчина обвиняется в убийстве трех человек с отягчающими обстоятельствами и незаконных действиях в отношении огнестрельного оружия. Ему грозит от 8 до 25 лет лишения свободы. Смертная казнь или пожизненное заключение людям старше 65 лет в Беларуси не назначается.

Суд продолжится 4 сентября допросом свидетелей.

 

TUT.BY