В Бресте на борьбу со снегом вышло максимальное количество техники. Репортаж из снегоуборочной машины

С пятницы в Бресте идет снег. Ситуация на дорогах осложняется перепадами температуры: от нуля до минус пяти.

Попавшие в утренние заносы водители, возмущаются в соцсетях. Посыл – коммунальные службы работают плохо. Я решил поделиться своими впечатлениями, поработав день с экипажами снегоуборочной техники ПКУП «Коммунальник».

Скажу сразу, заранее о визите на предприятие никого не предупреждал. Метель началась вечером, а утром, когда улицы уже прилично замело — я набрал директора организации Юрия Климаховича и через полчаса был уже на базе «Коммунальника». Машины работали всю ночь. Всего – 26 единиц. В 9 утра – пересменка, и новые водители со свежими силами отправляются в колонны. В метель их по Бресту ходит две. Чистят в первую очередь главные артерии города, охватывая ширину проезжей части по максимуму. Здесь одному грузовику делать нечего.

Колонна идет по Бресту со скоростью до 40 километров в час. Из-под плугов вылетают огромные брызги – тающий снег вперемешку со смесью. Достается припаркованным у тротуаров машинам. Недаром коммунальные службы просят в снегопад по возможности не оставлять авто на дороге у бордюров, а пешеходам, увидевшим колонну, отходить как можно дальше.

Машины едут по дороге на Ковель, Варшавскому шоссе, Октябрьской революции, чистят мосты, путепроводы. Во дворах – сугробы, а дороги постепенно очищаются. Аврала нет, но напряженность чувствуется. В колонне ехать всегда сложнее даже опытному водителю. Машины держат связь по рации. Песок разбрасывают по очереди. Закончился в одной – приступает другая. Без остановок. В кабине жарко. Дмитрий Ярмолюк, водитель снегоуборочного грузовика, вытирает со лба пот:

— Такого снегопада я еще не помню. Был первый большой снег, но так, по-моему, не валило…

— Это когда было много мелких ДТП?

— Да. Брестчане сетовали, что дороги не убраны. И как-то мало кто говорил, что далеко не все переобулись в зимнюю резину. И гоняли по-летнему. Да и сейчас лихачей хватает.

Тут согласен. Колонна идет в сопровождении ГАИ, но далеко не все водители реагируют на мигалки. Летят, бесцеремонно обгоняя колонну. Дмитрий рассуждает. Днем работать сложнее:

— Ночью движения нет. А когда утром выходит транспорт, особенно в рабочий день — напряженность возрастает. Все, конечно, относительно. Сейчас ночью машин не было, а снег валил. Дороги заметало моментально. Я сам на работу ехал утром на своей машине и тоже кое-где «бороздил» сугробы.

— Свою недоработку, недоработку коллег не усматриваете?

— Конечно, когда пересаживаешься на легковую машину, видишь, где что-то не доделал, где надо, как говорится, поднажать в следующий раз. Но в целом — я в теме. И прекрасно понимаю, что весь город разом не охватить. А у нас в городе многие водители хотят, чтобы в любую непогоду асфальт был круглосуточно сухой и голый.

К полудню колонна заканчивает работу и машины разъезжаются по маршрутам, предварительно «заправившись» песком. Смесь разбирают в Южном городке. Сажусь в машину бригадира – Вадима Павлючука. Его грузовик загрузил 6 тонн песка. В сильный снегопад этого хватит на 5-10 километров. При других условиях можно сыпать с меньшей интенсивностью. Растянуть на 20-30, а по трассе и на 50 километров. В снежную смену, говорит Вадим, приходится делать до по 5-8 загрузок. В среднем в метель выходит около 30-50 тонн смеси. С 26 машин – порядка тысячи. Получается, столько вот в такую непогоду уходит на город.

С Вадимом отправляемся через микрорайон на окраину города. Спрашиваю, как же так получается, что выезжаешь утром, а впечатление, будто бы на проезжей части никто не работал. Вадим отвечает. Если бы никто не работал – машины бы в принципе проехать не смогли. Другое дело, что труд не всегда заметен:

— Сейчас температура такая, что посыпал – и это видно. А в метель, вот, проехал по Октябрьской революции, посыпал, почистил, потом отправился на мост, вернулся на «Революции» минут через 20 и самому кажется, что все так, как и было до моего предыдущего прохода. Бесит просто. Все опять засыпало снегом.

— А потом читаете комментарии в интернете…

— Ну, там много недовольных. Причем всем. Наверное, каждому хочется, чтобы на его улице постоянно работала снегоуборочная машина. Но я как-то посмотрел в интернете: в Бресте около 800 улиц… Ну нереально убирать сразу все и везде. Особенно в снегопад. Пусть недовольные нами попробуют по 11 часов за рулем «Маза» отработать. С непривычки – спины сломаются за час. А посмотрите на дворников. Вот где трудяги. Женщины, многие из которых уже в возрасте, гребут на морозе снег лопатами, посыпают дорожки песком. И ведь это люди не с другой планеты. Мы все живем в одном городе. Хоть бы кто-то им спасибо сказал…

На счет спасибо – не знаю. А вот от жалоб диспетчерская «Коммунальника» в такие дни разрывается. Старший диспетчер Сергей Шут приехал в этот день на помощь коллеге, Наталье Журавской. Одной ей, говорит, в этот выходной не справится:

— Представьте, диспетчер должен подготовить путевые на следующий день, чтобы водитель взял путевку и пошел к медику, механику. Обсчитать топливо — выдать остаток. В период очистки держать связь с машинами, перебрасывать их с маршрута на маршрут, координировать всю работу. У нас 40 мужчин и вот сегодня руководит ими эта замечательная девушка. И она же выслушивает звонки, порой, с руганью, нецензурной бранью. Вот утром позвонила женщина и буквально кричала в трубку минут 20, что мы плохо где-то положили асфальт. Наталья ей пыталась объяснить, что асфальт кладут дорожники, а не мы, но где там. А в это время нужно параллельно общаться по рации, направлять транспорт…

Сергей подводит меня к большому монитору, на котором в режиме реального времени видна каждая машина. Водители постоянно находятся под контролем — все 14 маршрутов по которым они убирают улицы. Сергей объясняет, по какому принципу идет уборка города:

— Есть дороги разного уровня требований. В первую очередь машины работают там, где ходит общественный транспорт. К примеру, нам поступила заявка убрать маленькую улицу в микрорайоне Речица. Но на ней автобусов нет. Если мы туда отправим транспорт – не уберем более крупную, где в итоге автобус не выедет с остановки. Второстепенные очищаются, когда убраны основные улицы города. Я сам живу в частном секторе. Жена утром возмущается, мол, почему у нас не почищено. И не будут пока что чистить – мы в переулке на окраине Бреста. Кто-то это понимает, кто-то нет.

В это время Наталья просит одну из машин по рации заехать на центральную городскую больницу – расчистить подъездную дорогу для скорой. Сергей комментирует: на социально значимые объекты, конечно, машины направляют.

Возвращаясь домой, проезжаю мимо остановившегося на дороге снегоуборочного «Маза». Поломался. Бывает и такое, ведь на технику идет колоссальная нагрузка. Дальше машина ехать не могла. Оказалось, что-то случилось с тормозами. На термометре -1, на дворе — ветер, снегопад. На дороге – слякоть. Водитель с набором инструментов – под машиной. Сейчас он ее починит и снова двинется в путь…

 

СБ