Юлия Чирва: «Вмешательство во внутренние дела»

Мы много слышим о правах человека, но прав у людей по всему миру с каждым годом становится все меньше. Почему-то озабоченность этими правами со стороны надправительственных структур не приводит к существенному улучшению в жизни конкретных людей. Напротив, из-за заносимой вместе с правами человека демократии жизненный уровень большинства граждан падает, зато увеличиваются доходы, а вместе с ними права и возможности, небольшой прослойки богатых меньшинств.

Например, у нас с вами раньше было не только право на жилье, но и конкретные бесплатные государственные квартиры, не только право на труд, но и рабочие места во всех регионах БССР, а не только в Минске и еще нескольких городах; у нас было не просто право на отдых, а оплачиваемые государством детские лагеря, санатории и дома отдыха, учились все тоже бесплатно, никто даже не знал, что бывает платная медицина. Да, не было права на ложь и клевету в СМИ, не было права пропаганды разрушения традиционных семейных ценностей и т.п.

Многое из достижений БССР нам удалось сохранить, однако европейские партнеры обвиняют нас в том, что ощутительного прогресса в решении  системных проблем в РБ  не было достигнуто, т.е. руководство республики не позволило провести системного разрушения существующих принципов социального обеспечения граждан. Почему-то на этом основании иностранные контролеры (больше похожие на «гауляйтеров») считают, что необходимо сохранить международный контроль за ситуацией с правами человека, а это значит, что под надуманным предлогом продолжится незаконное вмешательство во внутренние дела Белоруссии со стороны представителей из-за рубежа.

А ведь кому-то так хотелось довести права человека до европейского уровня, но с партизанской республикой оказалось не так легко справиться. Белорусы по-прежнему на первое место ставят традиционные семейные ценности, считают  гендерные европейские перспективы извращением, подают руку социальной помощи утопающим в бушующем море рыночного социал-дарвинизма, воспитывают детей патриотами, а не гражданами мира, строят заводы и АЭС, не обращая внимания на страшилки экологов-диверсантов, и продолжают укреплять свой военный потенциал и сотрудничество, не давая в республике навести «порядок» по европейским стандартам для стран третьего мира.

Вновь и вновь, «крышуя» свои диверсионные группы проплаченной оппозиции, спецдокладчики возмущаются тому, что им так и не удалось достигнуть поставленных целей и разрушить существующий государственный строй руками уличной армии радикалов и пятой колонны. Глядя на ежегодные цветные революции по всему миру, уже никто не верит в существование мирной и невинной оппозиции. Арабская весна тоже начиналась под бдительной озабоченностью судьбой невинных протестных движений со стороны патронов из ЕС и США. В какое исчадие ада выродилось их «мирное» отродье!

Отряд правозащитников в любое время суток готов защищать от правосудия и законного наказания наемников, ведущих антигосударственную пропаганду и призывающих к свержению законной власти. Привлечение такого рода  «правозащитников» к ответственности также считается нарушением прав человека и вызовом демократии. На что живут эти слуги Фемиды, хотелось бы узнать? Суды и юристы нынче недешевы. Складывается впечатление, что из правозащитников формируется целая нелегитимная система, которая набралась «наглополномочий» объявлять себя судебной властью.

Также в правах человека, по версии иностранных специалистов в этой интимной сфере, обделены бедные родственники официальной журналистской братии – независимые журналисты.

Со словом «независимость», начиная с 1991 года, на территории разваленного СССР происходит что-то не то и не так. Почему-то на данном участке суши и территориальных вод принято называть и считать независимостью то, что в других странах определяется как аннексия, сепаратизм, незаконное присвоение, захват территории, вторжение, интервенция. Поэтому, наверное, и журналисты, получающие финансирование из-за рубежа, которые по закону других стран признаются иностранными агентами и даже депортируются, называются «независимыми». По логике независимыми являются публицисты государственных СМИ, которые живут на одну зарплату, что в среде преступных элементов считается чуть ли не проклятием. В годы перестройки и разгула демократии нужно было очень сильно любить свою Родину, чтобы жить на зарплату штатных сотрудников независимых от иностранного влияния государственных СМИ. И те, кто продолжали служить народу своим талантом, кто проводил действительно независимые журналистские расследования, честно и достоверно освещали события, могут считать себя независимыми журналистами. К сожалению, даже о научной школе нельзя сказать, что в ее среде не идет откровенной отработки грантов и заморских подачек. А что говорить о журналисткой братии!

Мы  бы посоветовали спецдокладчикам, — раз уж они такие углубленные специалисты в наших несчастьях, — выработать критерии определения независимости журналистов; проверить то, как в редакции звонят из иностранных посольств, как журналистам угрожают. Например, сегодня независимые организации, журналисты и просто граждане РБ выступают против лоббирования не ратифицированной Стамбульской  конвенции и других документов о правах человека, устанавливающих тотальный контроль над гражданами под предлогом борьбы с насилием.  Согласно упомянутой конвенции, создаются надправительственные структуры, имеющие доступ к персональным данным граждан суверенных государств, якобы для контроля над насилием. Несмотря на то, что на высоком уровне в нашей стране подобные «международные» документы отвергаются, их лоббирование все же проводится в обход воле народа и народом избранного правительства, главы государства. Нанимается несколько чиновников из числа пятой колонны, которые продвигают, например, концепцию закона «О насилии», полностью дублирующую основные положения Стамбульской конвенции. И это называется демократия? Откровенное навязывание народу своей воли, причем на уровне диктата. Пиночет  отдыхает. Точнее военная диктатура Пиночета была экспериментальной площадкой для отработки методов демократии и прав человека. И теперь принципы диктата этих прав над человеком и  целыми государствами применяются на практике.

Белорусы в аналогичных ситуациях используют народную поговорку про двух коров, хозяева которых в ходе диспута решают важный вопрос о том, чей корове можно мычать, а чья должна бы молчать. А еще у нас в народе говорят: «Наглость – второе счастье». Белорусы еще не были замечены в том, что ни нагло  диктуют другим государствам свою волю под видом «международных» рекомендаций. Почему-то авторы у этих «международных» рекомендаций  —  не соборная договоренность большинства стран, а несколько сверхбогатых кланов.

Нас обвиняют в том, что мы не даем финансируемым из-за рубежа предателям осуществить государственный переворот, у нас усложненная процедура регистрации партий и политических движений. Говоря простым языком – в РБ невозможно организовать политический спектакль под видом борьбы партий за власть, чтобы отвлечь народ на этот Марлезонский балет от реальной ситуации в стране и во второй его части провернуть свои делишки. За спиной этих фиктивных политических сил очень удобно подбирать нужные для марионеточного правительства фигуры и персонажи. Благодаря таким зависимым от внешнего финансирования силам, как дорогие политические партии, которые работают на клиента в полном составе, намного легче за бесценок скупать активы целых государств.

Когда бывшие работорговцы из Англии учат нас, как бороться с торговлей людьми и насилием, то это вызывает недоумение, учитывая то, что Британия до сих пор лидирует среди стран, куда идет поставка такого вида рабочей силы. В ЕС пропадает тысячи детей, детей растлевают в школе на уроках ОБЖ, для них нет бесплатных детских садов, медобслуживания, школ и лагерей отдыха, за все должны платить родители, ювенальная полиция похищает их из семей, передавая гомосексуалистам, в некоторых странах ЕС любого больного ребенка можно убить эвтаназией, аборты совершаются на любом сроке (исключение католическая Польша), проводятся эксперименты на живых эмбрионах, а ЮНИСЕФ нас учит защищать права ребенка. И таких примеров по разным направлениям защиты прав человека можно привести тысячи.

 

Юлия Чирва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *