Кирилл Аверьянов-Минский: «Почему концерт к 100-летию БНР – не «праздник в гетто», а заявка на будущее»

Днем 25 марта 2018 года в центре Минска, у Оперного театра, прошел санкционированный городскими властями концерт в память 100-летия провозглашения Белорусской Народной Республики. Прошел он без особых инцидентов (задержания тех, кто собирался участвовать в запрещенном шествии, были абсолютно предсказуемы, ажиотажа не вызвали и к тому же оказались весьма условными – задержанных выпустили уже вечером 25-го). А белорусские СМИ расцветились бело-красно-белыми тонами: десятки репортажей с места событий, счастливые лица детей и молодежи, радостная атмосфера национального единения. Примерно так, хотя и имея в виду разное, подавали событие и государственные, и оппозиционные медиа. Первые – посдержаннее, а вторые так просто захлебывались от восторга, один tut.by, разместивший десятки статей про БНР, чего стоит.

Накануне мероприятия многие ждали провокаций, разгона, «хапуна». Во-первых, «по традиции» (в Минске редкое оппозиционное событие обходится без этого), во-вторых, уж больно высок был градус истерии накануне 25 марта. Без преувеличения можно сказать, что развернутая накануне этой даты рекламная кампания превзошла собой все, что рекламировалось в Беларуси до этого. Никаким БелАЗам и МАЗам, никакому чемпионату мира по хоккею, никакому 70-летию Победы и 100-летию революции и не снился тот объем рекламы, что был вылит в глаза, уши и мозги белорусов к 25 марта. Какой-нибудь иностранец, не знающий белорусских реалий, и впрямь мог подумать, что отмечается 100-летие какого-нибудь вполне реального, и притом весьма мощного и успешного государства. Представить себе такое не то что год назад, когда шествие на 25 марта было просто разогнано дубинками, но и, пожалуй, полгода назад было просто нереально. И однако – пожалуйста. И никакого тебе «хапуна»…

Почему так? Мнения разные. Одно из самых популярных – это был «праздник в гетто». Мол, ликующие националисты даже не поняли, насколько задешево купила их действующая власть. Разрешили потанцевать на огороженной площадке, окруженной ОМОНом. Дали понять, что ваш «праздник» проходит только потому, что мы его позволили. А кто рыпнется всерьез, того повяжем. Но дурачки этого не поняли и искренне ликовали. А что с них взять, им же, по большому счету, не нужно ничего, кроме как ходить со своими флагами и петь про «шчыльные рады». И «рады» их, кстати, оказались весьма немногочисленными – за шесть часов через площадку «праздника» прошло 50 тысяч человек. В районном центре эта цифра поражала бы воображение, а в двухмиллионном Минске – нет. Был бы дождь, так народу наверняка было бы еще меньше. А так, уверен, многие минчане просто гуляли с семьями и интересовали на «празднике» их главным образом палатки с едой.

Но есть и второй вариант, более правдоподобный. Его приверженцы говорят о том, что никакое это не «гетто», а самая настоящая заявка на будущее. Потому что впервые в истории современной Беларуси с санкции власти в центре Минска собрались люди, готовые (степень готовности разная, но все же) создавать принципиально новое, другое белорусское государство. Их не интересовал ни Лукашенко, ни судьбы соотечественников, потому что все они живут в другом измерении, в некой параллельной Беларуси, у которой свои герои и злодеи, свои флаг, герб и гимн, свои учебники истории, свои друзья и враги. И, как ни парадоксально, даже сама по себе БНР на этой площади никого не интересовала, это ведь был лишь повод, чтобы собрать вместе этих людей – живущих сейчас, но так или иначе работающих на будущее. Об этом были и речи ораторов – в них говорилось не столько о прошлом, сколько о будущем. И контур этой будущей Беларуси уже грозно нависал в воздухе над разгоряченной лозунгами толпой. Беларусь под бело-красно-белым флагом, с гербом «Погоня», с единственным государственным языком – белорусским, с тотальным идеологическим контролем, с четко артикулированными «европейскими» ценностями и антирусской риторикой во всем… И конечно, это будет максимально тоталитарная Беларусь. Парадокс? Ничуть. Доходчивее всего об этом рассказано в американском блокбастере «Сойка-пересмешница». Там тоже революционеры свергают диктатора Сноу. Вот только «демократическая» лидерша повстанцев Коэн оказывается ничуть не лучше тирана-президента. Помните последнюю часть «Сойки-пересмешницы», когда в новом, «демократическом» Панэме казнят взятого в плен Сноу? Вот примерно такой и будет «демократическая» Беларусь. В которой собравшиеся на площади, конечно, рассчитывали никак не на роли заключенных, а на роли надсмотрщиков, тюремщиков и идеологических контролеров…

Надо отдать должное организаторам мероприятия – создать образ этой виртуальной «второй Беларуси» 25 марта у них получилось отлично. Обилие символики, современная доходчивая подача, атмосфера единения и неподдельной радости, свежий формат самого события – в их пользу сработало абсолютно все. И представлявшие государственную власть ОМОНовцы, стоявшие по периметру, воспринимались не просто как что-то чуждое – а как что-то безнадежно устаревшее. Как символ уставшего от самого себя государства, которое так и не смогло придумать смысл своего существования и может разве что беспомощно брать ликующего противника в кольцо. Которое и спустя 25 лет после того, как получило независимость, пишет на плакатах: «За сильную и независимую Беларусь!» Не замечая того, что это похоже на мужа, который на серебряной свадьбе продолжает горячо уверять присутствующих в том, что он действительно женат, кольцо носит, может и паспорт показать…

Кто-то утверждает, что у действующей власти есть план. Старый, но хитрый. Дескать, когда уже невозможно противостоять движению, надо организовать его и возглавить. Поэтому и делается в стране максимум того, чтобы не раздражать представителей оппозиции, поэтому и что ни день – то уступка им. Называется это «мягкой белорусизацией». Чтобы потом мягко и незаметно забрать у оппозиции их главные символы – флаг, герб и язык, а без этого у них ничего не выйдет… Упускают идеологи из виду лишь одно – они этот процесс на самом деле контролируют лишь формально. И за мягкой белорусизацией неизбежно придет белорусизация жесткая. А что это такое, мы хорошо знаем. И снова приходит на память сцена из кино, только на этот раз из «Кабаре». 1932 год, герои фильма уезжают из немецкой пивнушки, где посетители бодро поют хором патриотическую песнь «Будущее принадлежит мне». «И вы действительно надеетесь их обуздать?» — с тревогой спрашивает англичанин приятеля-немца, еще недавно беспечно утверждавшего, что все это – безопасно и подконтрольно…

Надеяться-то можно, надежда умирает, как известно, последней. Но в этой ситуации одной надежды уже мало. Нужна четко мотивированная противостоящая сила. Если коротко – идея, фетиш, за которую готовы умереть большинство белорусов. Но главная беда в том, что у действующей белорусской власти нет того фетиша, за который она всерьез пойдет умирать. Нет его и у большинства белорусов. А у их оппонентов под бело-красно-белыми флагами такие фетиши есть. И все они были собраны 25 марта на площади перед Оперным театром. И во имя этих фетишей они готовы и умирать сами, и убивать других… Пусть не сегодня. Но завтра. Послезавтра. Неважно. Важно, что это время неизбежно настанет.

Так что очень может быть, что день 25 марта 2018 года останется в современной белорусской истории как дата первой, очень уверенной в себе и грамотной заявки на будущее проекта «новая Беларусь». И не зря участники концерта расходились после его окончания с улыбками на лицах. Им было чему радоваться.

 

Кирилл Аверьянов-Минский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *